?

Log in

Стояла ранняя осень. Летняя лихорадочная жара отступала, солнце было теплым и добрым, как янтарь, можно было больше не прятаться от него. Ночами в болоте дул легкий освежающий ветерок, ярко светили звезды, отражаясь в черной воде. Благодать.
В самом сердце болота Фея тихонько раскачивалась на качелях. Сбитые с толку светлячки, пытающиеся следовать за ней, вынуждены были все время менять направление, отчего казалось, что за качелями следует мерцающий шлейф. Туда-сюда, туда-сюда. В голове у Феи крутились песни Джо Дассена. Фея слушала приятный мужской голос, вкрадчиво и сердечно повествовавший о прошедшей любви, с легкой грустью воспоминаний о приятных моментах. "Интересно, подумала Фея,- действительно ли ему есть что вспоминать, или это просто несбывшиеся желания, сублимация, вылившиеся в красивую песню?"
Как все волшебные существа, Фея жила настоящим моментом, не особо вспоминая прошлое и не задумываясь о будущем. Но песни Джо Дассена... она вруг подумала, а есть ли ей что вспомнить? Разумеется, у Феи богатое историями прошлое. Но было ли там что-то по настоящему романтичное? "Вряд ли", подумала Фея. "Романтика это просто иллюзия, а отсутствие фокуса на реальности заканчивается потерей энергии и бардаком в болоте". Взять хотя бы ее приключения со Львом или Драконом. Желание романтики в последнем случае чуть не обернулось полной катастрофой, если бы не Божественное вмешательство. А опыт ее астральной сестры Аквамарин, феи ручья? Бедняжку угораздило влюбиться в Кентавра и она до такой степени потеряла голову, что вступила с ним в брачный союз, и даже родила нескольких прелестных кентавриков. Но чего ей это стоило? Некогда дикий и прекрасный, произведение искусства - ручей бедняжки превратился в водопой для всего стада, включая многочисленную родню Кентавра. Почти вся ее энергия уходит на воспитание непослушных кентаврят, которые только что и взяли от матери, что цвет глаз и способность отличать ложь от правды. Она вечно уставшая, в заботах и суете. Только по ночам находит она время на восстановление, заряжаясь энергией своей покровительницы Луны. Бесполезно спрашивать ее сейчас, какое решение она бы приняла, знай она во что превратит ее жизнь любовь. Она уже не знает, что хорошо для нее. Она потеряла себя и может потерять свой ручей, если не очнется. Но она, вероятнее всего, очнется. Она же Фея.
Куда более безопасно оставаться прагматичной и следовать по пути собственного благополучия. Вот, например, гномы. Фея всегда улыбается, думая о них. Веселые, жизнерадостные, деловитые, они всегда поднимают Фее настроение. Когда-то первый из них потерялся в ее болоте, и Фея вывела его на опушку леса. Они сидели там вместе, пили светлое пиво и гном смешил ее скабрезными историями, которые она не стала бы слушать ни от кого другого, но в его бородатых устах они были к месту. Он даже пытался пару раз ущипнуть ее за задницу и отвешивал грубые комплименты, и она прощала ему, потому что он был забавный, добродушный и энергичный, как бобер. Он рассказал ей про свои алмазные копи. Она сказала, что никогда не видела настоящих брильянтов. Глаза его округлились, "Не может быть! - сказал он. Бедняжка, это непорядок, я тебе принесу один." И действительно, как-то раз принес. Не без напоминаний, конечно. Они дружат до сих пор. Потом был еще один гном, почтенный и седой, но с такой же озорной зеленой искрой в глазах. Вошедшая во вкус Фея намекнула ему, что хочет изумруд. Он принес ей три на выбор. Гномы очень любят Фей. Или вот еще Джинн. Этот каждый свой визит заваливает ее сладостями и сувенирами восточного базара, таким образом компенсируя свою навязчивость. Его и правда слишком много, Фея не любит когда ей надоедают, но... нет такой проблемы, которую он не может решить. Например, когда в Болото заползла опасная пустынная змея, он поймал ее своими руками и убил. Ценный кадр.
Однако, ни в гномов ни в джинна Фея ни разу ни влюблена. Когда их нет рядом, она не думает о них. Если они исчезнут, она не вспомнит. Так что это нельзя считать романтикой, и Джо Дассен поет не об этом. И тогда Фея подумала о Волшебнике. Волшебник...да, пожалуй. Волшебник жил в Сером Городе. Они познакомились давно, когда Фея была совсем юной, и еще не знала кто она такая. Да и Волшебник тогда еще не определился. Впрочем, Волшебник достоин отдельной истории.

Болотная Фея и Дэв

Болотная Фея
Болотная Фея любит свое болото и считает его очень красивым. Если какая-то его заброшенная часть вдруг перестает ей нравиться, она просто садится и рассматривает ее с любовью, пока та не становится чем-то особенным, воплощением сиюминутной Феиной фантазии. Воображение Феи достаточно богато. Но даже ей иногда требуется вдохновение. Увы, чтобы получить новые впечатления необходимо выйти из болота во внешний мир. Магическая энергия Болотной Феи действует только в ее болоте, для существования во внешем мире нужен всеобщий энергетический эквивалент. Золото, или деньги, как не назови. К тому же это небезопасно. Но... вдохновение - ценный товар, приходится идти на жертвы.
Сама не зная как, однажды Фея заблудилась в лесу. Отметившись в нарциссических играх лесных нимф, изнасиловав мозг в попытке перенять знания друидов, уставшая Фея медленно плелась в сторону болота. В лесу стоял зной, было сухо, паутина с веток липла на ее одежду, жужжали противные мухи. "Скорее бы добраться до воды", - подумала Фея.
Мир обычно прислушивается к желаниям фей. В чаще леса что-то зашелестело, стук копыт и треск ломаемого сухостоя предвосхитили появление Дэва. Он выскочил на поляну и остановился метрах в двадцати от Феи. Из ноздрей его шел пар. Темные, туповато-лукавые восточные глаза, бритая голова, неприлично красивой формы губы. Золотая цепь на мощной шее, толстая гладкая кожа цвета шоколада, могучие плечи, руки и торс. Увы, это все, чем он мог похвастаться. Дальше начиналось увесистое брюшко и покрытые шерстью ноги быка, со стоптанными копытами.
Read more...Collapse )

Болотная Фея и Дракон

Был конец жаркого лета. Лето было долгим. Очень долгим. Вода в болоте вот уже три месяца была приторно теплой, цветы и травы выросли так буйно, что устали от самих себя и начали потихоньку осыпаться и желтеть. Жирные лягушки прятались от солнца под огромными листьями водяных лилий. Стройное тело Болотной Феи покрылось темным загаром, а душа ее напоминала перезрелый инжир. Вот вот лопнет.
В то лето Фея развлекалась вечерними морскими купаниями в компании нимф. Море не принадлежало Фее, эта огромная масса сине-голубой соленой воды была в тысячи раз больше ее болота, и правили морем совсем другие создания. Болотная Фея обожала море. Она чувствовала его магию, во много раз сильнее чем ее собственная. Однако, это тоже была водная магия, поэтому каждый раз выходя из моря Фея чуствовала себя родившейся заново, могущественной и счастливой.
Улыбаясь победной улыбкой, смывшая усталость Фея вышла из моря. Все посетители, расслаблеными телами вдавившие в песок пластиковые стулья прибрежной кафешки на минуточку оторвались от своего пива и чипсов и посмотрели на выходящую из моря Фею. Несмотря на красоту, Фея была как живая ониксовая статуя, как часть пейзажа - абсолютно равнодушная и недоступная для обывателя. Поэтому все погрузились обратно в свои пивные разговоры. Все, кроме Дракона.
Read more...Collapse ).

Болотная Фея и Лев.

Болотная Фея подружилась с Полевой. Подружилась, пожалуй, неправильное слово для Фей. Феи не дружат. Они просто проводят время вместе на пограничной территории, наслаждаются общением когда их интересы совпадают. Все Феи разные. Полевая Фея была идиллически прекрасна, разумна, морально и физически вынослива и любила порядок. После ее визитов на прибрежный болотный луг, травы там норовили выстроиться в ровные ряды, а васильки и ромашки поникали, в ужасе осознав свою сорняковую природу. Болотной фее приходилось устраивать там потом маленькое наводнение, чтобы вернуть привычный артистический хаос. Так или иначе, в один из визитов Полевая Фея указала ей на следы льва, на песке у кромки воды. Смотри, осторожнее! Предупредила Полевая Фея. Львы эгоисты, от них никакого проку.
Болотная Фея улыбнулась рассеянно. Страх неведом бессмертным созданиям, а вот скука их убивает. На следующий день на закате покачиваясь на тростнике она наблюдала как молодой и крепкий лев неспешно бродит взад-вперед по пляжу. Поступь его была тяжела и упруга. Под гладкой золотистой шкурой перекатывались округлые мышцы. Форма царственной челюсти вызывала уважительный страх где-то внизу Феиного живота. На льве был тяжелый ошейник из толстого золота и огромных красных рубинов.
Легче перышка, подобно пестрой серой ночной бабочке, фея взлетела из тростников и опустилась прямо перед львом.
- Привет. Лев остановился. Его золотые глаза сфокусировались на Фее, словно взяли ее на прицел. Серые глаза Феи откровенно изучали его. Он едва заметно улыбнулся.
- Привет. Может быть, выпьем вина? Здесь рядом мое логово.
Держа большой круглый бокал красного вина за тонкую ножку, фея любовалась видом, открывающимся со скалы льва. Как и положено, это был самый высокий холм в самом шикарном районе. Абсолютно внезапно мощные бархатные лапы сомкнули вокруг нее кольцо. В затылок подуло страстное дыхание. Фея потеряла дар речи. Шевелиться тоже не хотелось. Бокал вина выпал из ослабевших пальцев и упал вниз со скалы. Большой, теплый, шершавый язык прошелся от затылка по всему ее телу. Фею бросило в жар. Никто еще никогда не обращался с ней столь бесцеремонно. Однако же, противиться этому не было никих сил. И какой смысл противиться? Над болотом пронесся огненный ветер и на минуту все болото покрылось цветущими красными тюльпанами.
- Погладь меня. Приказал лев. Не попросил, а именно сказал, что делать. Сильнее.
Фея погладила. Однако, - подумала она. Вот уже и указания раздает.
- Ты мне нравишься. Сказал Лев. Я думаю, что люблю тебя.
- Думаешь? Или любишь? - поинтересовалась Фея. Для нее это были абсолютно разные вещи. Лев не понял. Как и думала Фея, Царь зверей понятия не имел, что такое любовь. Любовь абсолютно узнаваема. Ты не можешь о ней думать. Ты точно знаешь, всем существом.
- Выходи за меня замуж.- предложил Лев.
- Что? Мы едва знакомы?
- Ну и что. Ты мне подходишь. Будешь за мной ухаживать. Ты красивая и умная. Впрочем, Лев прищурился, у тебя есть кое-какие внешние недостатки здесь и здесь. Их нужно исправить. - Львы эстеты, а этот по-видимому был король эстетов.
- Ну неет!- рассмеялась Фея. Ты соершенно не подходишь для брака. Ты понятия не имеешь что это такое. И совсем не знаешь меня.
На мгновение Лев оторопел. В его золотых глазах мелькнуло удивление, но тут же сменилась холодным равнодушием.
- Жаль. Очень жаль. Я этого хотел. - сказал Лев. После этого он медленно встал, отвернулся и неспешной походкой ушел в лес. Не оглядываясь.
Болотная Фея вернулась в свое болото. Ее слегка лихорадило. Все в болоте вдруг показалось ей серым, скучным, мелким. В мокром болоте нет места для обжигающих страстей, а это, похоже было как новый наркотик. Ее тянуло попробовать его еще раз. Она приходила на берег, красивая как никогда. Внешние недостатки, о которых говорил Лев давно были исправлены. Увы, Лев больше не появлялся на берегу. Иногда она слышала его рык в лесу, отзвуки его вечеринок или апплодисменты его свиты. Полевая Фея иногда рассказывала ей истории о его успехах. Например о том, что у него появилась Нимфа. Высокая, красивая. Они живут вместе, он кажется любит ее. Его рубиновый ошейник украшает его талию. Поговаривали, он счастлив. Фея не верила.
Однако, постоянные мысли о нем мешали наслаждаться жизнью. И тогда, она стала писать их на прибрежном песке. "Ты прекрасен, Лев" . "Я думаю о тебе каждый день". "Я желаю тебе счастья". " Ты царь зверей, это бесспорно." Каждый раз, когда мысли о нем становились слишком навязчивыми подобное послание позволяло ей выкинуть их из головы. На время. Так продолжалось долго. Однажды он написал на песке "Спасибо". Еще через некоторое время он появился сам. Уставший, он лежал на песке. Нимфа давно была в прошлом. Она бросила его. Посмотрев в глаза, полные боли Фея поняла, что любовь как каток прошлась по Льву, подмяв его под себя. Фея села рядом и обняла его за поникшие плечи. Не расстраивайся, Царь зверей. Теперь ты знаешь, что такое любовь. И вот тебе хорошая новость - любовь бывает не одна. Будут и другие, еще лучше. Увидишь. Лев развернулся и протянул к ней лапы. Но в этом жесте не было страсти...так, готовность получить утешение. Не важно от кого. Но нет. Феи не занимаются благотворительностью. Поцеловав Льва в лоб, Фея испарилась. С этой минуты она снова стала свободна. Цветы в ее болоте расцвели с новой силой и бабочки радовались, что она вернулась к ним.
Каждый год в свой день рожденья Фея находит на пляже львиные следы и красную розу. Но ей уже все равно.